ps67
| София
Американский сезон, русский сезон, немецкий сезон… Что собой представляет эта серия проектов Национального театра Болгарии? Чем она вызвана? Рыночной концепцией опытного директора Павла Васева, или культурной инициативой по скрещиванию болгарской и мировой сцен?
Иван Юруков в роли Зилова. «Утиная Охота». Александр Вампилов. Режиссер Ю. Бутусов. © 2012 Кынчев.
Get Microsoft Silverlight
Posterus
Игра в карты
Робер Лепаж отказывается от технологий на фестивале Луминато в Торонто
Mercatura

Русский сезон Национального театра свидетельствует, что болгарская аллергия 90-х годов побеждена. Русская драматургия близка славянской чувствительности болгар, однако государственная квота времен социализма, обязующая заполнять четверть национального репертуара русскими и советскими пьесами, в 90-e годы привела к массовому отторжению этой драматургии на болгарской сцене. Одиночки, которые обращались в это время к русской теме вопреки общественному разочарованию, создавали новый сценический язык. Постановка «Чайки» Добчева и Младеновой стала манифестом Театральной мастерской «Сфумато». «Мать. Васса Железнова 1910-го года» Стояна Камбарева предложил новый уровень тотального театра, выражающий развал окружающего мира.

В 2012-м году Национальный театр заявляет русскую платформу пятью спектаклями в рамках одного сезона: «Самоубийцей» Эрдмана -- в прочтении режиссера Александра Морфова этот спектакль называется «Жизнь прекрасна», «Утиной охотой» Вампилова в постановке Юрия Бутусова, «Мотыльком» Гладилина в постановке Явора Гырдева, гоголевским «Ревизором» Мариуса Куркинского и «Идиота 2012» Десиславы Шпатовой по роману Ф.М. Достоевского.

Морфов и Гырдев прекрасно знают русский театр, и их спектакли могут служить мерой понимания русскости на сцене болгарского театра. Актер и режиссер Куркинский создавал в смутные 90-ые годы культовые моноспектакли по Чехову и Платонову. Бутусов не знаком болгарскому зрителю -- его большие работы в театрах им. Ленсовета и Сатириконe до Болгарии не добрались. Во время премьеры «Утиной охоты» в Народном театре, Юрий Бутусов получил «Золотую маску» за режиссуру, и его работа приобрела значение академической.

Режиссеры пяти спектаклей представляют собой многополярность сценического мира в отношении эстетики и метода, но если что-то их объединяет, то это совместный с актерами творческий поиск. Этот поиск был наиболее интенсивен в версии Юрия Бутусова. Работа над «Утиной охотой», по признанию опытнейшей актрисы Снежины Петровой (Галина) и многообещающего Ивана Юрукова (Зилов) изменила нечто в них самих, настроила их инструменты по другому, расширила их понимание возможностей сцены. Результат этой работы оказался чересчур спорным с точки зрения широкой публики, но, как и сатириконовская «Чайка», спектакль ярко раскрывает саму природу сценического искусства. Большая сцена Национального театра завалена рухлядью, разнообразными вешалками, костюмами, тканями, зеркалами, как если бы в здании шел ремонт и сцену использовали для временного хранения театрального добра. Это нарочное введение в заблуждение было необходимо режиссеру и художнику Александру Шишкину для последующего крайне неожиданного перехода в абсолютно пустой сценический круг с подвешенной дверью. Опускается картонная стена, пробивая которую Зилов обнаруживает ту же пустоту. По обе стороны стены есть только имитация, в доме с картонной мебелью и чувства картонные, а люди -- как парковые обманки. Зилов, вырываясь из этого круга, разрывает и себя как кусок картона. В прочтении Бутусова он близок современным образам театра и кино (фильмы «Стыд», «Где-то»), у которых все на расстоянии вытянутой руки, а ничего по сути не хочется. Потерян смысл для этих живущих без Бога Дон Жуанов, для которых любовь и к женщинам и к отцу только паясничанье и кривлянье, и на ужин не приходит Командор, а псевдо друзья Зилова. Он теряет все, даже свою страсть к утиной охоте – и путь в преисподню открыт.

«Утиная охота» Н. Эрдмана. Режиссер Бутусов. © 2012 Кынчев

На другую сторону жизни устремляется безработный Подсекальников, когда пишет свою предсмертную записку. Вот если бы была труба, то на ней можно было бы научиться играть и зарабатывать деньги на жизнь музыкой, и как-то вырваться из этого опостылого круговорота. Свой спектакль по «Самоубийце» Эрдмана Мoрфов назвал «Жизнь прекрасна», отсылая не только к фильму Бенини и песне Армстронга, но к самой модели восприятия жизни в одном цвете. Когда к Подсекальникову приходят интеллигенты, красотки, мясники, писатели, священники и настойчиво поддерживают его как бы желание покончить с собой, они обещают устроить ему грандиозные проводы. Вот здесь и разворачивается талант Морфова к массовым действам, 40 человек на сцене, и у каждого актера своя задача и запоминающаяся эффектная линия. Подсекальников пишет новую предсмертную записку, потом пытается застрелиться, но не может и прыгает в гроб, выпрыгивая, спустя время оттуда – уж очень хочется жить. Это заявление звучит убедительно в устах Камена Донева, одного из самых мощных и любимых публикой современных болгарских артистов. Mеланхолически сантиментальнaя атмосфера коммунальной квартиры насыщена знаками 20-х и 60-х и даже 90-х годов (художник Н. Тороманов). Остатки былой роскоши досоветских времен, сочетаются с убогой мебелью и крутящихся по настоящему барабанах стиральных машин: все крутится в этих машинах одновременно и закрутка их так интенсивна, что исчезает понимание верха и низа. Спектакль воспринимается как некое продолжение «На дне» Морфова, но «Жизнь прекрасна» сделана уже режиссером, принявшим несправедливость как свойство жизни и не сильно бунтующий против этого. Спектакль грустен, но не страшен, печален, но не трагичен. Он впитал как бы смирение и понимание, что жизнь в неолиберальном мире далеко не прекрасна, но другой пока нет…

«Жизнь прекрасна» по «Самоубийце» Н. Эрдмана. Режиссер Морфов. © 2012 Барух

«Мотылек» предлагает силу искусства как подспорье в отрыве от реальности. Все персонажи спектакля Гырдева носят белые одежды -- зимняя армейская форма является знаком света, белизны и напоминает о крыльях мотылька, летящего на ночной огонь. Явор Гырдев -- философ в театре и занят не столько гендерным превращением мужчины в женщину, сколько внутренним преобразованием и категорийным смыслом конкретной истории. Рядовой Лебедушкин просыпается однажды утром и понимает, что ночью он превратился в Наталию Сергеевну. Это чудо дает ему силы заняться тем, к чему стремится его душа. Сила искусства нарастает неимоверно, и военные в белых формах превращаются в астронавтов, впервые ступающих на Луну (художник Д. Ляхова). Полет на Луну, как полет в искусстве имеет высокую цену, но ради него и стоит жить -- это романтический посыл «Мотылька».

«Мотылек» П. Гладилина. Реж. Гырдев. © 2012 Варсанов

Два спектакля русского сезона обращаются к литературе 19-го столетия, или, скорее, возвращают эту литературу веку 21-му: «Ревизор» режиссера и актера Мариуса Куркинского и «Идиот 2012» режиссера Десиславы Шпатовой. Городничий -- феноменальная работа большого артиста, чрезвычайно подробно разрабатывающего все детали этой роли. Антон Антонович Сквозник-Дмухановский, «очень неглупый по-своему человек», при ближайшем рассмотрении напоминает своего «антагониста» Хлестакова, который «без царя в голове, и действует без всякого соображения». Концепция режиссера основывается на понимании двуликости зла, и, как в голограмме, образ городничего сливается с образом Хлестакова. На протяжении четырех часов, что длится спектакль, эта двуликость становится страшнее, связываясь с конкретными реалиями современной политической конъюнктуры в Болгарии, России и в остальном мире.

«Ревизор» Н. Гоголя. Режиссер Куркинский. © 2012 Кынчев

Почему они не могут противостоять злу, может они просто слабые люди, или все-таки у них еще не потеряна связь с вертикалью, идущей от морального закона внутри к звездному небу над головой? Так формулируют идею сценической версии «Идиота 2012» режиссер Десислава Шпатова и соавтор инсценировки актриса Снежина Петрова, занятая в роли Настасьи Филипповны. Почему Мышкин (Ованес Торосян) в критический момент своей жизни и жизни его близких людей реально оказывается беспомощным? Намерение Мышкина связать Настасью Филипповну узами брака вызвало в ней ураган чувств и привело к ее гибели.

Снежина Петрова, сыграв в «Утиной охоте» Бутусова роль жены Зилова, 26-тилетней учительницы Галины, изящество, которой «сильно заглушено работой и жизнью с легкомысленным мужем», ошеломительно красива и изящна в роли Настасьи Филипповны. В ярко красном платье с пятиметровым шлейфом она становится главной точкой притяжения и отталкивания, собирая их единым фокусом (художник Ю. Табаков).

Русский сезон в Национальном театре очерчивает пересечения смыслов настоящего времени. «Сколько же тут ходов и сколько нам неизвестного?» - восклицал Достоевский, хотя разговор идет об одном и том же: о Любви и Боге.

«Идиот 2012» по Ф. Достоевскому. Реж. Шпатова. © 2012 Дончев.
http://post.scriptum.ru
к театру пространства и времени
Четверг, 23 Ноября 2017
Repertorium
Exportatio
p.s. в блогeps в вашем блогe
p.s в новостяхps в ваших новостях
Oris
Scriptum