ps58
| Москва
Сигалова – персонаж для русского театра вполне знаковый. Именно она стала взращивать на российской, только-только переставшей быть советской, почве редкостный гибрид драматического театра и современного танца.
Кастинг/Casting. © 2011 Елена Лапина / Театр им. Моссовета
Get Microsoft Silverlight
Posterus
Игра в карты
Робер Лепаж отказывается от технологий на фестивале Луминато в Торонто
Mercatura

«Я, Алла Сигалова…». Так вполне мог бы называться новый спектакль Театра им. Моссовета «Кастинг/Casting». Отталкиваясь от известного мюзикла «The Chorus Line», Юрий Еремин сочинил вполне оригинальную историю о некой даме-хореографе по имени Анна, которая приезжает в провинциальный российский город ставить упомянутый мюзикл и проводит пресловутый кастинг. На роль Анны приглашена Алла Сигалова.

Сигалова <, будучи по образованию классической балериной, воспитанницей Вагановского училища, в самом начале 1990-х увлекалась чем-то, совершенно, балетному, да и околобалетному люду, несвойственным. Она стала учить танцу драматических артистов, добиваясь от них невероятной пластической выразительности. Ее спектакль «Игра в прятки с одиночеством» буквально взорвал театральную Москву, студенты театральных вузов штурмовали окошко администратора, требуя входных пропусков, а это главный показатель успеха.

«Независимая труппа Аллы Сигаловой» была и одним из первых опытов постсоветской антрепризы. Здесь собирались единомышленники, репертуарная политика строилась неожиданно и современно: «Саломея» Уайльда, «Пугачев» Есенина, «Ваятель масок» Кроммелинка (в постановке только-только окончившего ГИТИС Ивана Поповски). Сигалова явно ориентировалась на таировскую модель «камерного» театра – камерного не по пространству спектаклей, а по настрою публики, жаждущей новых впечатлений, интеллектуальных игр, а в случае удачи – и художественных открытий. И открытия случались! Актеры тянулись к Сигаловой – Николай Добрынин, Анна Терехова, Андрей Сергиевский, Тарас Колядов… Их пленяла возможность рассказывать истории не только словами, но и телом, завораживали графичность мизансцен, выверенность пластической партитуры, ощущение безграничных возможностей собственного актерского организма, ощущение неразрывности связи эмоции и жеста. Это был театр смены эпох, свободы самовыражения, восторга эстетического поиска, и социум явно отходил на второй план перед непостижимостью и противоречивостью человеческого бытия.

Специалисты-театроведы заговорили о Сигаловой в 1988 году, когда она придумала танцы в спектакле Романа Виктюка «Служанки» («Сатирикон»). Ирония сочеталась в них с откровенной чувственностью, нежность - с холодным расчетом клубного шоу (хотя что мы знали в 1988-м о клубных шоу?). «Любой театр – это, в конечном итоге, танец. Пусть даже и со словами» - словно утверждала своими работами Сигалова. Много позже, уже став профессором кафедры пластического воспитания Школы-студии МХАТ, она с блеском воплотила эту мысль со студентами в хореографических фантазиях («Кармен-этюды», «Игры», «Обманутые невесты»).

«Casting». Сцена представляет собой танц-класс: зеркала, балетные станки, высокие окна. Кто-то разминается, кто-то разговаривает по мобильному, но все ждут начала, ждут, когда появится ОНА – приехавший из столицы режиссер-хореограф Анна Новикова. И она входит – хрупкая женщина в черном платье, слишком театральном для репетиции, но вполне уместном, учитывая, что ей нужно произвести впечатление на будущих участников проекта (художник по костюмам Виктория Севрюкова).

Роль Анны автобиографична, она писалась с самой Сигаловой. Поэтому упоминается и работа с Лаймой Вайкуле, и танцевальные номера из «Служанок»… Но не в этих, в общем-то, внешних параллелях дело. Анна Новикова (Алла Сигалова) воплощает образ женщины, одержимой творчеством. Идущей по пути творческого человека вопреки всему – жизненным неудачам, травмам, непониманию окружающих. Сигалова редко могла пожаловаться на невнимание публики и критики, хотя и такое бывало. Но ощущение некой неудовлетворенности, свойственной любому большому художнику, думается, у нее было всегда. Это касалось и ее актерских работ (критика, все-таки, недооценила ее роль в спектакле Романа Козака «Джан» по Андрею Платонову, сыгранную тонко, изысканно, с виртуозным пластическим мастерством и глубоким постижением специфики платоновского женского образа). Касалось и режиссерских постановок в драматическом театре – «Ночах Кабирии» и «Мадам Бовари». Сигалова стремится к новому или, напротив, возвращается к хорошо забытому старому. Она берется за «Кармен-сюиту» со студентами и, вместо экзамена по пластическому воспитанию, у нее получается мощное, полное энергии, идей и смыслов художественное высказывание. Везде проявляется ее личность, потому и столь «разножанровы» проявления.

«Кастинг/Casting». © 2011 Елена Лапина / Театр им. Моссовета
Get Microsoft Silverlight

Легко ли сыграть Аллу Сигалову? Много ли найдется сегодня актрис, способных воплотить этот объемный, противоречивый, но несомненно целостный образ? Вопрос риторический. И вот здесь мы вступаем на зыбкую почву, которую с юмором определил Александров в своем известном фильме «Весна»: «Я похожа на Никитину без ваших тампончиков!» Сигалова в роли Анны Новиковой тоже похожа на Сигалову. Но, увы, образ, созданный в спектакле «Кастинг», неотвратимо бледнее оригинала. «Что придумывать образ Анны, если ее играет живая Сигалова?» - возможно, примерно такие суждения высказывались в процессе репетиций. Но Сигалова в этом спектакле – актриса, и ее задача – в коротком отрезке сценического времени сыграть судьбу своей Анны, раскрыть ее характер во всей глубине. А этого, все же, не происходит. Многое, скорее, намечено, обозначено. И лучше всего отношения Анны с мужем Николаем – Алексей Овечкин, ведущий артст балета Латвийской национальной оперы – раскрываются в их экспрессивном хореографическом дуэте, а вовсе не в предшествующей ему сцене. Вышесказанное совсем не умаляет достоинств спектакля «Кастинг» и не мешает прочтению режиссерского message. Только творчество может помочь найти выход из самых безвыходных ситуаций, и только вера в себя может помочь выстоять в моменты творческих неудач. Вот эта несгибаемая спина, эта улыбка, хотя на глаза навертываются слезы, это шоу, которое продолжается бесконечно. И как все это красиво даже в моменты неудач, что уж говорить о красоте триумфов! А триумфы неизбежны, что тоже с блеском доказывает Алла Сигалова.

http://post.scriptum.ru
к театру пространства и времени
Пятница, 22 Сентября 2017
Repertorium
Exportatio
p.s. в блогeps в вашем блогe
p.s в новостяхps в ваших новостях
Oris
Scriptum