ps14
| Штуттгарт
Первый раз я видела настоящую машину на сцене в перестроечное время. Черный «Мерседес» символизировал коррупцию в правительстве, которое отреагировало немедленным увольнением директора театра. Второй раз на моих глазах черный «Мерседес» выехал на сцену городского театра высокоразвитого индустриального центра Германии. Несмотря на полную смену контекста, здесь, так же как и в социалистической Болгарии, его используют как средство политического высказывания.
Панно в музее «Мерседес-Бенц» , Штутгарт. Фотография Праматаровой.
Posterus
Игра в карты
Робер Лепаж отказывается от технологий на фестивале Луминато в Торонто
Mercatura

Чтобы найти взаимопонимание с публикой в Германии, театр, по словам Брука, «должен поднимать актуальные политические проблемы». Политические проблемы поднимает Фолкер Лош (Volker Lösch), для которого современныйй театр имеет предназначение своего древнегреческого предка. Это не место отдыха после «трудного дня в офисе», а форум для социального дебата, «место беспорядка, гнева и восстания». Привлекая людей из проблемных социальных групп в качестве актеров на сцену, Фолкер Лош пытается отвечать на запросы общества, возникшие при обьединении двух Германий, когда специфические проблемы Восточной части не были решены, а зачастую усугублены.

Dorothea Arnold. Фотография © 2009 Mittel / Staatstheater Stuttgart

Политический театр Лоша был впервые представлен в спектакле «Орестея» -- в 2003-м году тридцать три жителя Дрездена участвовали в нем как «коллективный представитель публики», играя, медитируя и непосредственно комментируя действие. Через год, тридцать три любителя изображали «аутентичный хор» безработных в «Ткачах» Хауптмана. В ткань спектакля были включены тексты из собраных на улицах Дрездена интервью, переводящие действие в актуальную ситуацию «здесь и сейчас». В Штутгарте (Staatstheater Stuttgart), где Лош стал одной из ключевых фигур, режиссер развил свой метод внедрения в сценический текст политических реалий, к которым местное население особенно чувствительно. В апреле 2005-го года Лош поставил «Ревизора» Гоголя как злую «турбо-сатиру» на «турбо-капитализм», сметающий все на своем пути.

Фотография © 2009 Sonja Rothweiler / Staatstheater Stuttgart

В 2005-м году Лош ставит в Штутгарте сценическую адаптацию «Догвиля» -- первой части американской трилогии Ларса фон Триера. Режиссер перенес маленький городок, в котором девушка пытается спрятаться от преследования мафии, в юго-западную Германию. Здесь его актеры исполняли местные песни и делали пюре из яблок Ремстальской долины. Отец Грейс в спектакле главой центрального офиса «Мерседес» в Штутгарте, постоянно спорящим со своей «наивной» дочерью о бизнесе и капитализме. Сцены насилия над Грейс вызвали громкое недовольство публики на премьере.

«На протяжении 90-х годов процесс превращения сектора услуг в низкооплачиваемое гетто стал быстро равиваться в Германии. Там уровень безработицы достиг в 1998 году 12.6% главным образом потому, что экономика не могла сгладить последствия массовых увольнений в производственном секторе, сопровождавшие воссоеднинение страны, – на заводах и фабриках в Восточной Германии было потеряно четыре из каждых пяти рабочих мест.»Наоми Кляйн «No Logo. Люди против брэндов»

В текущем сезоне Лош адаптировал фильм Ларса фон Триера «Мандерлей». Третья часть фильма «Вашингтон» ожидается в 2009-м году, и Лош уже заявил о своих планах поставить ее в Штутгарте. Во второй части трилогии Грейс пытается предложить спасение в форме социальной эмансипации людям, только что освобожденным от рабской зависимости. Лош заключает это «странное» сборище в железнодорожный контейнер на пустой сцене, который представляется их жильем, мастерской по вывариванию джинсов, местом отправления гигиенических потребностей и проведения досуга (сценография и костюмы Каролы Ройтер, Carola Reuther).

План Грейс разрешить ужас человеческого состояния осуществляется на пути противоречивых преодолений, который приводит к некоторому новому равновесному состоянию. Но это равновесие оказывается хрупким — трикстер доктор Гектор разрушает его в мгновенье ока с помощью наперсточного фокуса. Обманутые в минуту триумфа, бывшие рабы меняют разношерстную одежду на опрятную розовую униформу, выбирают Грейс на роль своего хозяина и усаживаются за швейные машинки. Как говорил Фолкер Лош во время дискуссии после спектакля, «персонажи «Мандерлея» равнодушны к тому, что творится в обществе, их не волнуют проблемы демократии -- была бы работа».

Manderlay-Ensemble. Фотография © 2009 Sonja Rothweiler / Staatstheater Stuttgart

«Что такое свобода, если снять с нее романтический ореол»? Ларс фон Триер отвечает -- для некоторых она равна удобству. Если назвать удобство рабством, выявляется парадоксальный характер свободы. Лош моделирует на сцене потерю ее романтического ореола как человек с непосредственным знанием этого процесса.

Фотография © 2009 Sonja Rothweiler / Staatstheater Stuttgart

Роль энтузиастки и идеалистки Грейс исполняет Доротея Арнольд (Dorothea Arnold) -- актриса с богатым репертуаром, включающим Эврипида, Ибсена, Чехова и Бюхнера. Ее Грейс, выезжающая на сцену в папином «Мерседесе», напоминает западных эмиссаров, которые в 90-е годы «разрабатывали» постсоциалистическое пространство. В модном салатовом плаще, она, тем не менее, похожа на женщину-комиссара. Нервная актерская работа Доротеи Арнольд направлена в зал, воздействуя открытой эмоциональной энергией, мишенью которой становится каждый зритель.

Турбонаддув в двигателях внутреннего сгорания был изобретен швейцарским инженером Альфредом Бюхи в 1909-м году. Это устройство позволяет увеличить подачу воздуха в камеру сгорания и существенно увеличить мощность двигателя без значительного увеличения расхода топлива. В автомобилях турбонаддув позволяет сокращать время набора скорости, а в самолетах - максимальную высоту полета. Автомобили «Мерседес» впервые стали оснащаться турбонаддувом, разработанным в 20-х годах прошлого века Фердинандом Порше. Включение турбонаддува позволяло в 1929-м году мгновенно увеличивать мощность автомобиля «Mercedes SSK» со ста до ста сорока лошадиных сил.

За час до спектакля я покидала элегантный музей истории завода «Мерседес». Это совпало с окончанием рабочего дня на расположенном напротив главном заводе автогиганта, и я вдруг обнаружила свой автомобиль окруженным, пока хватало глаз, автомобилями одной марки. По мере приближения к театру автомобильное движение становилось все более разнообразным в отношении представленных типов автомобилей. Я не подозревала, что еще один «Мерседес» поджидает меня на сцене.

P.P.S. Майи Праматаровой.

Staatstheater Stuttgart. Видео © Владимир Гусев
http://post.scriptum.ru
к театру пространства и времени
Суббота, 27 Май 2017
Repertorium
Exportatio
p.s. в блогeps в вашем блогe
p.s в новостяхps в ваших новостях
Oris
Scriptum